Смартфоны с поддержкой 5G впервые в России!
Смартфоны с поддержкой 5G впервые в России Читать далее
Жак Энтони. Интервью Читать далее
Hello Flow 2019 Читать далее
РМС проведет в Москве международный симпозиум по звукозаписи
РМС проведет в Москве международный симпозиум по звукозаписи Читать далее

Hello Flow 2019

Текст и фото: Дмитрий Мишенин и Анна Маугли,
Специально для djmag.ru

 
 

            Накануне отъезда мы посетили кинотеатр Аврора, где прошел специальный показ славной документалки Барака Гудмана: "Вудсток. Три дня, изменившие поколение", посвященной 50-летию легендарного фестиваля. Во вступительном слове наш приятель ведущий пустился в воспоминания о своем фестивальном опыте, произнеся слова, которые могли бы сойти за девиз авантюриста и едва не послужили пророчеством: "Каждый меломан стремится попасть на крупный международный музыкальный фестиваль, и каждый рано или поздно оказывается на "мокром" фестивале…" Ну, что-то в этом духе. Да-да, подумали мы, все так. И в робкой надежде еще разок проверили прогноз погоды, который упрямо сулил нам дожди в Хельсинки в день «Х». В день, когда на Flow выступала группа Stereolab.
 


            По идее мы вообще не должны были оказаться на Фестивале: прозевали все сроки аккредитации от журнала DJ Mag Russia и объявились на горизонте за пару дней до начала. Удивительно, но нас никто не послал куда подальше (на другие фестивали, например), а Ольга Дуб (Сарафан PR) вошла в положение и вместе с руководством Фестиваля в виде исключения аккредитовали и редактора, и фотографа. Это было так неожиданно и приятно, что настроение уже на старте было супер-положительным. Вежливые и внимательные организаторы — это же такая редкость!

            У нас был скромный опыт посещения европейских музыкальных фестивалей — например, барселонского фестиваля Primavera Sound с суперзвездным лайн-апом. А на Flow я лично выбрался впервые. Несмотря на то, что он уже столько лет был рядом. Я — в Санкт-Петербурге, Flow — в Хельсинки. Казалось бы, ничто не мешало припасть к этому источнику…Но как-то все не складывалось. Который год во время фестиваля меня почему-то заносило в Стокгольм. То на выставку Готье, то на экспозицию Кусамы — в общем, было не до музыки.
           
              Но в этот раз, узнав, что на Фестивале будет выступать обожаемая мной с юности группа Stereolab, концерт которой равен любой выставке современного искусства,  все посторонние и даже срочные дела я решил отложить в сторону.
Пропустил я только первый день — 9 августа — с красавицей Эрикой Баду (и правильно сделал, как мне потом нашептали). Однако 10 августа я примчался на поезде и оказался в отеле Crown plaza, с видом на живописнейший парк и Залив Тёёлёнлахти.
       
Tame Impala live  
             Повалявшись в номере, я отправился в бассейн, поплавал там с час (как потом окажется — совершил ужасную глупость и стратегическую ошибку) и собрался на разведку. Stereolab должен был выступать 11 августа, в последний день фестиваля, но нужно было осмотреться — где и что находится, взять браслеты для прессы, а заодно послушать Blood Orange и Tame Impala. Дева Хайнса я слушал иногда в Apple Music, а вторых любил за оформление замечательного фотографа Neil Krug.
         Rainbow friendly
        
              Мы решили прогуляться пешком от отеля до территории Сувилахти и по карте найти бывшую электростанцию, где проходил фестиваль. Проложить, так сказать, маршрут. Справедливости ради стоит отметить, что путь на карте нам начертали симпатичнейшие и приветливые девчонки с ресепшна отеля, запястья которых уже были украшены фестивальными браслетами. "О, вы тоже на фестиваль? О, круто! А вы на чем? А мы на великах. Вот карта, вот здесь купите билеты на трамвай, который довезет вас до этого поворота, а дальше вам нужно немного пройти и если заплутаете, там любой прохожий укажет дорогу до электростанции…" Ха!

            Тут и начались приключения. По дороге, которая сначала была весьма живописной, обогнув оперный театр, залив и парк, миновав Зимний сад, мы слегка сбились с пути — зарулили в кварталы, разрытые рабочими и переполненные маргиналами и девиантами всех мастей. Столько бомжеватого люда в Хельсинки я не встречал даже на ЖД вокзале.
По пути стало сильно раздражать отсутствие каких-либо указателей на фестиваль. Никаких специальных шаттлов с рекламой фестиваля, как это работает, к примеру, в той же Барселоне, также не было видно. В общем, мы в итоге по торчащим в небе трубам нашли эту заброшенную электростанцию, но пришли туда лишь через час изрядно раздражённые и утомленные. Почему реклама была на афишах и тумбах в городе, но вблизи фестиваля ее не было, и отсутствовали указатели? Это странно. А за плечами у меня уже был трёхчасовой переезд на поезде, пешая прогулка от вокзала до гостиницы, энергичный заплыв в бассейне и ... Я начал сдуваться.

Stereolab Live
            Быстро и без очереди, получив браслеты, мы попали на фестиваль. В инфоцентре разжились картами местности, то бишь, схемой расположения всех сцен фестиваля. Это удобно. Как взгляд с дрона на площадку Flow.

            Решили подкрепиться. Быстрый осмотр показал, что расхваленный СМИ фудкорт не такой уж и крутой. Да, киосков было множество. Один из которых, вроде бы, даже с мишленовской звездой.… И да…вегетарианских блюд в них тоже хватало. Но фалафель был пережаренный и неприятно хрустел на зубах, а пицца вовсе не съедобная и полетела в мусорный бак. Надо быть очень голодным, очень неразборчивым или очень молодым, чтобы лопать такое с аппетитом.

А еще фудкорты были совсем не оборудованы местами для еды и отдыха. Думаю, из соображений рентабельности. Вообще никакой возможности сесть, поесть и отдохнуть. Все в основном перекусывают стоя или на ходу, как боевые лошади в походе.  А потом, усиливая это сходство, толпятся у водопоя, наполняя эко-бутылки из кранов с питьевой водой. (Забыл упомянуть: один из главных девизов фестиваля — разумное потребление и экологическая ответственность).

Разумеется, мы исследовали только часть фудкорта, отложив остаток на завтра. Травиться решили понемногу…
Словом, показалось, что маловато зон отдыха: мало диванов, мало скамеек, мало стульчиков. Конечно, все это со временем было найдено. В инфоцентре сразу и еще в паре мест позднее. Но лаунж-зон было минимально, да и еще не на виду, а разбросанные мимоходом. Запрет проносить складные стулья в связи с этим выглядел слишком строгим — многие сидели на земле, что, конечно, не совсем удобно.

            Дождавшись первого значимого концерта (Blood Orange в шатре Lapin Kulta), тут же столкнулись с армией курильщиков среди зрителей.
Курили и гашиш,  и табак, что было вдвойне отвратительно, так как организаторы в правилах прописали и обозначили табличками, что курить на концертных площадках запрещено, а можно только в специально отведённых для этого местах.
Обилие быдла всех национальностей, не соблюдающего элементарные правила вежливости, поражало и раздражало. Потому что специальных мест с урнами и пепельницами вне шатров было в достаточном количестве. Зачем создавать неприятную атмосферу для некурящих гостей Flow — непонятно. Это говорит только о лютом и тупом эгоизме некоторых курильщиков, которые дымили без остановки во время выступления артистов и нереально бесили, потому что дым раздражал из-за нехватки воздуха.

На Blood Orange было дико жарко. Все ожидали дождя, а была духота, и в шатре из-за распалившейся напитками и танцами толпы дышалось с большим трудом, как в обожаемой финнами сауне.
Короче, в какой-то момент находиться там стало физически невозможно: хоть музыка и была обволакивающе нежной, дискомфортная окружающая обстановка совсем ей не соответствовала и пришлось уйти к главной сцене под открытым небом, где со взрыва блесток, рассыпанных в небе, уже начался концерт Tame Impala.
Там было полегче, поярче и повеселее.

            Но силы окончательно покинули нас, и мы решили возвращаться в гостиницу. Попрощавшись с радужным световым шоу на старых трубах электростанции, мы покинули Flow. Домой от усталости ползли практически на четвереньках. Хорошо, что удалось поймать такси, и чуть больше чем за 10 евро со всем комфортом оказаться у отеля.
            На Фестивале в многонациональной круговерти из юных лиц сперва подумалось, что Doping Pong — единственные русские на Flow, но за один вечер мы встретили и любимого мною еще со времён клуба Декаданс и Публики DJ Kimbar, и основателя Стереолета Илью Бортнюка. Богема из Санкт-Петербурга присутствовала во всей своей красе. Потом уже по историям в Инстаграм стало ясно, что из Москвы приехала куча знакомых ребят, но никого из них я не увидел в этом Вавилоне.
            Мы уснули абсолютно убитые, назавтра нас ждал последний день фестиваля, ради которого мы и прибыли. Второй и третий дни были похожи и различны, как Инь и Янь.

После завтрака бассейн был отложен на понедельник во избежание повторения вчерашнего ступора и бессилия. На этот раз отправились сразу на такси. Это оказалось гораздо удобнее, чем пеший поход или квест с пересадками на трамвае, как советовали девушки в гостинице. Удобнее, чем на велосипедах и самокатах, как добирались туда большинство местных. И совсем не экологично((
Выбрались из такси и неспешно прогулялись по территории. А потом, воспользовавшись карточками фотографа и прессы, заняли место прямо у сцены в Блэк тенте…

            Стереолаб оказался вне конкуренции! Во-первых, время их выступления
оказалось крайне удобным — 19.30 — самый разгар вечера, но еще не все упились и не окунулись в чад безудержной гульбы.
А во-вторых, товарищи, мне трудно подобрать слова, чтобы выразить, как же я обожаю Стереолаб! Аж с 1992 года, когда мне впервые удалось их увидеть и услышать в передаче Европейского MTV, посвящённой альтернативной музыке "120 minutes" - https://youtu.be/FJRb-5Gh3wc  О, это была Любовь с первого взгляда!
А их альбомы «Emperor Tomato Ketchup» (1996) и The Free Design (1999) стали за прошедшие десятилетия такой же неотъемлемой составляющей моего дома, как книги Сэлинджера или арт-буки Уорхола.  Вырезки из музыкальных изданий NME и Spin с рекламой их Low-Fi релизов старательно собирались и превращались в изящные коллажи.
Но никогда мне не доводилось бывать на их живом выступлении. Так что я заранее шёл на него, как на встречу со старыми и добрыми друзьями. С волнительным предвкушением эстетического упоения!


Stereolab Live

            И не зря! Все, что касается концерта Stereolab, было чудесно: прекрасная организация, замечательный звук, хорошо вентилируемое пространство. Никто из публики не курил, не толкался и не лез напролом, обливая всех вокруг пивасом. Такого обилия интеллигентной публики я не видел ни на одной сцене за все дни.
Средний возраст зрителей был 40 лет))
Только на концерте Стереолаб собрались, кажется, люди, которые хотели получать чистый кайф от музыки, а не от травы и алкоголя.
И это действительно дало эффект гораздо более приятный, чем любая химия.
Винтажное концертное платье вокалистки, отсылающее к эпохе 70-х, звуки хитов, знакомых всем присутствующим с начала 90-х годов, даже белокурые длинноволосые охранники, во время выступления отбивающие пальцами на колонках ритм каждой композиции, — безусловно, это было волшебство, наполнившее всех присутствующих гармонией.
Я выкрикивал просьбы исполнить главный хит — "Пинг-понг" — и был услышан — Стереолаб исполнили этот трек. Не знаю, был ли он в их программном листе. Но я впервые его услышал вживую. А к сцене тянулись руки с айфонами и смартфонами, сопровождая священным сиянием весь концерт — зрители фиксировали каждый миг этого действа, чтобы потом пересматривать, переслушивать и заново переживать восторг.

Это была полная победа Стереолаб! Поэтому я проводил их восторженными криками "Браво!" и "Стереолаб Форевер!" и смотрел на опустевшую сцену, пока публика вокруг не разошлась…

Это как на хорошем фильме, когда не хочется, чтобы он заканчивался, а когда он все же закончился, не хочется никуда уходить, потому что душа просит продолжения и смотреть титры до самого конца и включенного света в зале.
Итак, главное было сделано. Но каким же мимолетным оказалось это изысканное удовольствие! Оглушённые красотой, мы вышли из-под опустевшего Блэк тента и поплелись к главной сцене, где уже начали выступление The Cure, ради которых большинство посетителей и прибыло на фест.

В пути нас обогнала преобразившаяся до неузнаваемости солистка Stereolab Летиция Садье — в брюках, кепи и со стаканом пива в руке. Так и получилось, что мы встали рядом и стали слушать группу The Cure. Это было идеальным продолжением вечера.
 
The Cure Live
            The Cure, как и следовало ожидать, оказались монстрами: они начали играть, когда закончился концерт Stereolab, потом мы слушали их вместе с Летицией, потом мы отошли в поисках чего-то съедобного (нашли приличную картошку фри с соусом, гамбургеры с неопознаваемым содержимым и крем-соду со вкусом конопли), а когда мы уже поели и развалились в креслах, переводя дух, The Cure продолжали играть. Они играли и когда было светло, и когда стемнело, и когда набежали пугающего вида тучи (грозящие таки исполнить мрачные прогнозы гидрометцентра познакомить нас со всеми прелестями "мокрого" фестиваля) — в общем, очень странное ощущение — есть, пить и расслабляться, сидя в кресле посреди вытоптанной лужайки, и слушать фоном живое выступление легендарной группы, каждая песня которой вызывает из глубин памяти нескончаемую вереницу воспоминаний, связанных с временами, когда эта самая песня звучала саундтреком к твоей жизни. Вспоминаешь всех своих друзей и знакомых меломанов и наркоманов из 80-х и 90-х, которые душу б прозакладывали за то, чтоб побывать на концерте кумиров.

Многих уж нет: не дожили. Сгинули герои психофронта. Были убиты или без чьей-либо помощи выпилились из реальности разными видами саморазрушения.
И тут  — ты. Дизастер сурвайвер. Такой, чудом оставшийся в живых, сидишь, сыто отдуваясь, кутаешься в метафорический плед, выданный ангелом-хранителем, и ленишься оторвать зад от удобного кресла, чтоб поближе к сцене подойти. Потому что Роберт Смит все поёт и играет… И кажется, это будет продолжаться вечно… И это действительно продолжается час за часом...
Слушаешь фоном одну из самых легендарных независимых групп. Удивительный эффект!
А может быть, наши ушедшие друзья, как и мы, поняли бы, что жизнь состоялась и можно в принципе вот так налегке слушать в отдалении бессмертные хиты, пока спина и ноги отдыхают. Ведь нам давно не 17 лет...
Вот потому-то The Cure и монстры!
Потому что они выстояли. Выжили. И отыграли весь этот бесконечный концерт, во время которого показалось, что фестиваль Flow трансформировался в сольное выступление The Cure.
В какой-то момент наступила пауза, подумалось, что все закончилось. Но потом зазвучала "Колыбельная", и стало ясно, что все только началось — второе отделение концерта со всеми старыми хитами, разумеется, оказалось несопоставимо с первым.
Начиная с той самой "Колыбельной"... Теперь хотелось развидеть и расслышать первую часть, чтобы оказаться сразу на второй — в мире Boys don’t cry!
Не знаю, откуда столько сил у Роберта Смита и его музыкантов.
Мы несколько раз за время его концерта впадали в ступор, сидя в креслах. Чудовищная сила и творческая энергия The Cure покоряет! А еще, сравнивая, как лучше слушать The Cure — фоном в кафе или у сцены, смотря на них на огромных экранах, я пришёл к мысли, что фоном — идеально. Потому что когда их не видишь, то слышишь абсолютно юношеский звонкий голос Роберта и наполненный жизнью звук.
Будто тому, кто на сцене, 20 лет.
И Роберт Смит, если его не видеть вблизи, а только слышать его удивительное пение, безусловно, — тот самый Уайльдовский Дориан Грей… И где-то там, взаперти, под семью замками, хранится древняя пластинка The Cure, на которой звучит подлинный — ужасный, дребезжащий и хриплый — голос рок-старца. Плата за каждое выступление. Потому что его вечно молодой голос — какая-то магия. Но чёрная или белая — неизвестно.
            Однако оставим литературные фантазии и вернёмся к организации фестиваля.
Очень радостно было за ребят в инвалидных колясках и отрадно видеть специальные надувные шарики с указанием, что здесь расположены disabled-friendly места.
Ведь столько молодых и красивых парней и девушек оказалось в результате разных трагических ситуаций прикованными к коляскам: на фесте им явно были рады и для них были созданы все условия. Это было заметно, и это было здорово!
Рядом с такой заботой о ближнем соседствовало полное бескультурье других. Выше я уже излился ядом о курильщиках в непредназначенных для этого местах. Вторыми по идиотизму были слоняющиеся "Люди-зомби". Знаете, из тех, что могли бы обойти и пригнуться, когда кто-то снимает видео или фото артистов, но никогда этого не сделают. Проявление бескультурья — делать вид, что кроме тебя никого вокруг не существует. Они передвигались хаотично, обязательно задевая окружающих, ни на что не обращая внимания, всегда громко и активно разговаривая, двигались вереницами от одной сцены к другой, особо нигде не задерживаясь, и казалось, единственное их занятие — создавать суету и мешать остальным смотреть и снимать концерты. Впрочем, на этом минусы все и исчерпывались. Зомби были некультурные, но не злобные.
            Покидали Flow мы абсолютно удовлетворённые, расслабленные и радостные.
А как приятно было видеть на выходе полицию, охраняющую обдолбанную молодежь! Пожилых помощников полиции в ярких жилетах, следящих на переходах, чтобы юноши и девушки, находящиеся не в себе, не попали под машину. Столько заботливого, какого-то прямо родительского внимания стражей порядка к невменяемой юной публике я никогда не встречал. Это меня окончательно растрогало и наполнило настоящей любовью к этому месту, городу и фестивалю.
Приглашайте снова!
Мы с удовольствием вернёмся.
Следующий Flow пройдет с 14 по 16 августа 2020 года.
https://www.flowfestival.com/en/tickets/
 
P.S. А пока, в ожидании Flow 2020, послушайте и посмотрите, что говорит Pharrell о Stereolab, возможно, вы и сами чувствовали такое не раз, соприкасаясь с их музыкой:
 
https://dangerousminds.net/comments/is_stereolab_the_best_soundtrack_for...
 
P.P. S. Проливной дождь таки настиг нас по пути из отеля на вокзал, на следующий день, когда Flow 2019 закончился, а мы уже уезжали из Хельсинки. Теплый, внезапный и мощный. Мы не успели ни достать зонт, ни раскрыть купленный заранее дождевик, который брали специально на фестиваль, потому что зонты правилами запрещено проносить в целях безопасности. Но мы сочли это окропление прощальным благословением — мы прошли фестивальное крещение.

 
comments powered by Disqus