Приглашаем вас оценить фильм «Ужин» Читать далее
Евгений Непомнящий: “Для привлечения интереса аудитории к просмотру клипов есть несколько стратегий” Читать далее
ЛЕГЕНДАРНАЯ НОЧЬ WODB В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ! Читать далее
Squat 1 Year: Sven Vath в Москве Читать далее

Junior Boys - Одержимые ностальгией

Junior Boys - Одержимые ностальгией

После пяти лет молчания любимый многими канадский дуэт Junior Boys выпустил новый альбом под странным названием «Big Black Coat» (Большое черное пальто). DJMag решил разобраться, что все это значит и поговорил с половиной дуэта – Джерими Гринспаном.
 
 untitled-article-1455815013.jpg

Вы живете в Канаде и, в общем, понятно, почему звук на ваших альбомах получается таким «холодным». И все же, вы делаете это специально, или так выходит само собой?
Когда мне было 17 лет, я слушал много синтезаторной музыки. Вроде групп Kraftwerk и Japan или альбом John Foxx «Metamatic». Эта музыка была такой завораживающей и пугающей, она вызвала у меня в сознании образы из фильмов Дэвида Кроненберга и романов Джеймса Балларда. Все эти произведения искусства оказали на меня очень большое влияние, потому что я считаю, что c помощью всего этого «льда» и «холода» можно передавать множество разных эмоций.
 

newberry_110624_76251.jpg

Эта музыка тогда была прорывной и очень футуристичной…
C одной стороны – да, с другой, она очень хорошо отражала процессы, происходившие в восьмидесятых. Экономический и политический уклад в те времена менялся радикально. Для меня синти-поп и R&B очень интересны как раз своим, так скажем, вечным футуризмом, устремлением в будущее, которое никогда не наступит. Сейчас нам понятно, что будущее получилось немного не таким, как представляла его группа Kraftwerk. Мне всегда очень нравился синти-поп и я думаю, что этот стиль часть культуры, которая толкает нас к переменам и, следовательно, дальше в будущее.
 
Но сейчас все это звучит немного ностальгически, не так ли?
Да, это довольно забавно, сейчас все это можно назвать термином ретро-футуризм. Что касается ностальгии, то я одержим ею. Я до сих пор живу в городе, в котором вырос, именно потому, что воспоминания очень много значат для меня. Каждое здание, каждый переулок для меня наполнены особым смыслом и воспоминаниями. Это мои сокровища, и я думаю, что такие чувства не возможны, если ты всю жизнь не живешь на одном месте. И в моей музыке точно можно заметить ностальгию.
 
В вашем новом альбоме много отсылок к истории музыки. Как вы думаете, слушатель должен разбираться в ней или нет?
Конечно, нет. Я из того рода продюсеров, кто никогда не может приблизиться до конца к звуку, который он хотел бы создать. Может быть, мне не хватает знаний? Как бы то ни было, я создаю вещи только приблизительно такие, какие мне хотелось бы. И еще я не умею копировать чей-то саунд. Например, на песне «C’mon Baby» я пытался звучать, как DJ Mustard, но получилось совсем по-другому. Или первая песня на альбоме «You Say That», структура, аккорды – все позаимствовано у Gil Scott-Heron. Но не думаю, что кто-то послушает ее и скажет: «О, это же Gil Scott-Heron!»
 

dd368c4609334011c0e746c28e40428f.png

А что для вас означает название «Большое черное пальто»?
Я довольно быстро написал музыку и стихи к этому альбому. И не сильно беспокоился об этом. Но вот на демо-прослушивании парни из звукозаписывающей компании попросили нас переписать всю лирику. С нами никогда такого не было. Но я опять очень быстро это сделал. И когда закончил, то понял, что все эти песни про того парня, который ошивается рядом с баром у моей студии. Я живу в таком небольшом постиндустриальном городе. И он наполнен такими вот парнями под завязку. Все эти ребята, которые боятся жить эмоциональной жизнью, которые боятся женщин, но при этом очень хотят их. Пальто – это такая метафора, про людей, которые изолируют себя от холода и от эмоций внешнего мира.
 
Разве черное пальто это не униформа для плохих парней?
Совсем нет. Я выбрал черный специально, вспоминая свои музыкальные корни. Все техно-ребята носили либо бомберы, либо тренчи. Черное пальто – униформа для любителей индастриала.
 
О’кей, но если ты писал песни с перспективы этих мрачных парней, то почему так часто используется слово детка (baby)?
Вот как раз, поэтому я его и использовал. Я хотел создать такую лирику, чтобы звучала как бы от человека, который плохо умеет выражать свои чувства словами. Слово «детка» для меня оперативное. Как бы междометие. В поп-музыке его используют направо и налево. У меня есть друг в Торонто, у него группа Russian Futurists. Я его как-то спросил про то, как писать стихи. Он мне ответил, что стихи – это всегда детка.
 

c_2000x2000x1028003x1445502988xjunio_boys_web.jpg

А ты сам идентифицируешь себя с этими вот парнями?
В некоторой степени. Но между нами есть одна разница. Эти люди, как я уже говорил, все время сидят в баре возле моей студии. Они все время выпивают, а я вообще не употребляю алкоголь. Можно сказать, что я вдохновлен алкоголизмом, но с другой стороны. У меня взгляд отстраненного человека.
 
Ты совсем не пьешь?
Нет, от алкоголя у меня ужасно кружится голова. Более того, она начинает кружиться от одного вида спиртного.
 

junior_boys_2011_image_1_credit_saccenti_glauer.jpg

Электронная музыка часто звучит в барах и клубах. Алкоголь там обычно льется рекой. Получается, ты никак не связан с этой частью этого мира?
Я начинал свою клубную карьеру, когда в клубах было полно наркотиков. И да, я посвятил им довольно большую часть жизни. О чем, естественно, сильно жалею.